Воскресенье, 19.11.2017, 02:21
Приветствую Вас Гость


Школа "Златен Дракон"

Главная » Статьи » Други стилове на Кунг-Фу и традиционни бойни изкуства

Нин-Джуцу - профили на съвременни майстори

              Нин-Джуцу - профили на съвременни майстори

Автор: doktora757
Последна промяна: 27.06.2010
 

Постингът е бил сред най-популярни в категория в Blog.bg

 

   

 

 

 

                                                                   
                                    

Тоситсугу Такамацу Сэнсэй. Сущность всех боевых искусств и методов военной стратегии - самозащита и предотвращение опасности. Ниндзюцу воплощает самую полную концепцию самозащиты через обучение боевому искусству; в этом искусство Ниндзя имеет дело с защитой не только физического тела, но также ума и духа настолько, насколько это вообще возможно.
Путь Ниндзя - терпеливый путь, путь выживания, преодоления опасности и способ превосходить врага во всем, что могло бы уничтожить его. Это гораздо больше, чем просто нанесение ударов и порезов, и глубже по своему значению, чем просто способность перехитрить врага; Ниндзюцу - путь достижения того состояния, в котором мы все нуждаемся со времен сотворения мира.
Способности Ниндзя - это искусство побеждать. В начале изучения любого боевого искусства надлежащее побуждение и устремление крайне необходимо. Без надлежащей структуры идей, уделяя внимание только методам ведения боя, изучение Ниндзюцу может привести к разрушению личности вместо ее самосовершенствования. Но это фактически не отличается от любой другой истинной практики в жизни, ведущей к сверхспособностям.
Медицинская наука посвящена улучшению здоровья и помощи в страданиях, и все же неправильное употребление наркотиков и пассивное лечение у врача могут привести людей к состоянию, при котором их здоровье больше не будет в пределах его или ее личного контроля. Питательная, хорошо сбалансированная диета ведет к сохранению личности действующей, жизненной, и здоровой, но чрезвычайное переедание, перепивание, или употребление слишком многих химикалиев - верный способ отравить тело.
Правительства установлены, чтобы соблюдать гармоничное состояние всех частей общества, но когда правители становятся жадными, жаждущими власти, или при недостатке мудрости, страна становится подвергнута бесполезным войнам, беспорядкам, гражданскому и экономическому хаосу.
Религия, когда она основана на вере, развитой через опыт, широкое и разностороннее мнение, и неослабевающее устремление к постижению универсального понимания, имеет возможность нести людям внутреннее душевное спокойствие. Но как только религия теряет свои первоначальные установки, она становится смертельной опасной вещью, дающей возможность обманывать, управлять и обложить данью людей через обработку их убеждений и опасений.
То же и в боевых искусствах. Навыки самозащиты должны обеспечивать чувство внутреннего мира и безопасности для занимающегося. Того, кто развивает свое искусство без равновесия индивидуальности, духа и тела, а также ведет своих учеников в исковерканные области постоянного конфликта и соревнования, в конечном счете исчерпает и поглотит сам себя.
Если эксперт в боевых искусствах искренне следует сущности Ниндзюцу, лишенный влияния желаний собственого эго, его ученики будут постоянно прогрессировать, чтобы реализовать окончательную тайну для становления невидимости - достигая состояния "ума и глаз бога". С точки зрения войны, тот,кто хочет добиться победы, должен пребывать в гармонии со всем окружающим, руководствуясь интуитивным знанием, в котором исход сражения - победа или поражение - теряет смысл.
В гармонии с небесным провидением и беспристрастной справедливостью природы, обладая ясным и чистым Сердцем, полностью отдаваясь неизбежному, Ниндзя достигает просветления, которое приносит ему победу тогда, когда необходимо победить и дарует защиту, скрывая от врага тогда, когда нужно уступить.
Необъятная вселенная, прекрасная в своем холодном безличии, вмещает в себя все то, что мы называем хорошим или плохим, содержит ответы на все вопросы и парадоксы, которые мы видим вокруг нас. Открывая свои глаза и разум, Ниндзя может следовать тонким изменениям, следующим свыше, адаптируясь к любым обстоятельствам так, чтобы в конце концов само понятие "неожиданность" перестает существовать для Ниндзя.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           


                                                

 

Хацуми Масааки. 34 патриарх Тогакурэ-рю нинпо, основатель Будзинкан додзё. Неординарная личность, не только мастер боевых искусств, но и оригинальный мыслитель, способный на привычные вещи взглянуть с непривычной стороны, врач-хиропрактик, писатель, художник, каллиграф и светский человек, в круг общения которого входят известные писатели, актеры, литераторы. Кавалер ордена Хризантемы за вклад в культуру. Человек, признанный «Национальным достоянием Японии». Кто он? Как стал тем, кем сегодня мы знаем его? Какой жизненный путь прошел этот человек?
Масааки Хацуми родился 2 декабря 1931 года в городе Нода префектуры Тиба. Боевыми искусствами начал заниматься в 1944 году, на 13 году жизни. Первым искусством, которое он начал осваивать, было дзюдо. Он начал осваивать его в группе, где это искусство преподавалось более широко, чем в школе.
Вспоминая впоследствии в книгах о своем детстве, Хацуми пишет, что именно отец оказался тем самым человеком, который, сам того не подозревая, направил его на путь постижения боевых искусств. Он же способствовал своим недостойным поведением в семье формированию обостренного чувства опасности у сына, сохранившегося у него на всю жизнь. Это качество, выработанное годами напряженного ожидания и страха, впоследствии значительно облегчило ему постижение основ ниндзюцу. Выяснилось, что потомственные ниндзя специально растят своих детей в условиях смоделированных ситуаций, которые ребенок воспринимает как угрожающие. У Хацуми эти ситуации носили естественный характер. Вот как описывает это сам мастер:
«Причина, побудившая меня заняться боевыми искусствами - насилие, царящее в мире. Когда я был еще маленьким, мой отец был уже алкоголиком. Когда он напивался, вытворял страшные вещи. Например, шел на кухню, брал нож и грозил им. А так как я был ребенком, вы понимаете, что не имел силы обуздать и обезоружить отца. Чтобы защититься, приходилось убегать или куда-нибудь прятаться. Возможно прозвучит удивительно, но я научился просыпаться, едва услышав вдали топот ног пьяного отца. И уже ребенком стал чутко реагировать на опасность. Тогда я прятался в шкаф или в другое первое подходящее место.
Уже с детства нужда заставила меня приобщаться к искусству ниндзюцу из-за поведения отца. Это было одной из причин, по которой я начал заниматься боевым искусством. Научился успокаивать отца и укладывать его в постель, используя технику син кэн риотэ дори ("захват лезвия меча"). В каком-то смысле отец был тем человеком, который подтолкнул меня на этот путь. Поэтому я ему благодарен. Когда он не напивался, был дивным человеком. Такое испытание приходилось мне выдерживать и, в конце концов, пройти через этот этап моей жизни.


                          

     Младият Масааки Хацуми със своя учител Тосицугу Такамацу; урок по куджи-кири (магически и енергийни практики в Нин-Джуцу).


Очень рад, что сам родился в таком окружении, которое помогло мне узнать тайну силы кудзи и дзюдзи (духовной силы ниндзя). Думаю, что мои ученики никогда не смогут постичь сущность тайны метода кудзsи и дзюдзи, пока не пройдут через подобные испытания. Именно поэтому действия учителя отличаются от действий его ученика».
После школы поступает в университет Мэйдзи на факультет искусствоведения. Это тоже важно для понимания его личности. Можно представить, что означает профессиональная искусствоведческая подготовка в такой стране, как Япония, где даже выпускник школы может различить 1499 цветов и их оттенков! Тем более, что Хацуми приобрел широкую известность как художник и каллиграф, взявший себе как псевдоним имя известного средневекового поэта – Басон.
Параллельно с искусствоведением, Хацуми изучал медецину - как европейскую, так и традиционную восточную.. Получив медицинское образование, Хацуми занялся врачебной практикой. Его основной медицинской специальностью стала хиропрактика. К 27 годам он возглавил частную клинику, специализирующуюся на заболеваниях опорно-двигательного аппарата.


                                  

Кажется, всего этого более чем достаточно, чтобы забыть о самом понятии «свободное время». Впрочем, расхожие истины хороши лишь для обычных людей, а Масааки Хацуми к таковым явно не относился. Трудно сказать, где он искал резервы времени, но он их находил. Ежедневная практика боевых искусств сделала его к 1958 году обладателем черного пояса 6 степени (6 дан) в каратэ Сито-рю, черного пояса 4 степени (4 дан) в дзюдо, 1 и 2 дана в нескольких видах кобу-дзюцу (старинных искусств владения оружием). Однако, как оказалось, все это было только прелюдией. Неудовлетворенность своими занятиями зародилась в душе Хацуми давно, с тех пор, как он с ужасом обнаружил, насколько быстро и жадно овладевают американские солдаты из находившихся в ту пору в Японии оккупационных войск приемами дзюдо. Внушительное телосложение и естественные атлетические задатки позволяли им осваивать в течение месяцев осваивать то, на что у японцев уходили годы. К чему осваивать подобные системы, если другие могут просто превзойти тебя в них с помощью силы своего тела? Юный мастер боевых искусств раздумывал над тем, что где-то должен существовать настоящий вид борьбы, который мог бы позволить победоносно выйти из любой ситуации.
Учителем кобудзюцу Масааки Хацуми был Уэно Ки Тёсуй, ученик Тосицугу Такамацу. Он-то и поведал Хацуми о своем учителе - мастере из городка Касивабара, что на Западе Ига. В надежде наконец найти наставника, который научил бы его живому боевому искусству, а не какому-то виду спорта для укрепления тела или застывшей системе ката, юный Хацуми отправляется через весь остров Хонсю к своему будущему учителю.
Встретив учителя в первый раз, Хацуми испытал сильнейшее потрясение – настолько мощным оказался дух этого человека. Выразить словами то, что он тогда пережил, практически невозможно. Вот впечатления об этой встрече самого Хацуми:
«...Когда я впервые встретился с Такамацу-сэнсэем, возникшее во мне впечатление не было знаком силы, ни чувством слабости, и вообще не было связано с боевым искусством. Это было ощущение, которое единственно можно описать как испуг или обескураженность. Что-то похожее на чувство, возникающее при слушании молитвенного пения синтоистского священника, который стоит перед храмом и повторяет: "Касикоми касикоми мо-о сан" (" О страшный: о страшный: проклинаю тебя"). "Страшный" - точное и единственное слово, подходящее в данном случае. Вообще было какое-то ненормальное впечатление. Я остановился как вкопанный, как-будто меня что-то схватило или накрыло с головой. Возможно я даже вытаращил на него глаза. В моем сознании возникла единственная мысль: "Мастера боевых искусств вроде этого человека все еще существуют в мире!". ...
...За свою жизнь я встречался с многими учителями боевых искусств, но встреча с таким воином, как Такамацу, была действительно единственной и неповторимой. Хотя сам ясно видел, кто стоит передо мною, знаю, из чего он создан, но казалось, что мастер живет в каком-то другом измерении. Это мое ощущение наиболее четко передается словами "страшно" "ужасно" и "жутко". Ничего похожего я не испытывал при встрече с любым другим учителем боевого искусства...»
Хацуми вспоминал впоследствии, что в детстве у него было предчувствие смерти в возрасте 27 лет. И действительно, в 1958 году прежний Масааки Хацуми умер. А вместо него появился другой человек, по имени Бякурю (Белый Дракон). Этот боевой псевдоним он получил от Тосицугу Такамацу, человека, перевернувшего всю его жизнь.
Первые годы обучения у Такамацу, по признанию самого Хацуми, были наиболее трудными.
Хацуми вспоминает отчетливое ощущение того, что прежний человек исчез в нем безвозвратно. Осталась лишь телесная оболочка, а вместо души – пустота. Тогда же в нем пробудилась генетическая память, благодаря которой он смог вспомнить боевой опыт своих предков-самураев. Их было немало в роду, насчитывающем более 900 лет! Это заложило основу новой личности. Остальное сделал учитель:
«...Мне было двадцать семь лет, когда я встретился с Такамацу-сэнсэем. Когда я вспоминаю это, мне на ум приходит изречение – «бусидо ва синокото то мииукэтари» («бусидо – это путь смерти»). Мне кажется, что в 27 лет своей жизни я умер. По какой-то непонятной причине уже в детстве предчувствовал, что 27 год моей жизни станет годом моей смерти.




В тот день, когда состоялась встреча с Такамацу-сэнсэем, прежний Масааки Хацуми умер. С того года и дальше Масааки Хацуми больше не существовало. Вместо собственной жизни я стал жить 900-летней жизнью своих предков. Так я понял изречение «бусидо ва синокото то мицукэтари». Оно не имеет никакого отношения к сэппуку (ритуальному самоубийству) или чему-то похожему. Оно связано со смертью всего того, что определяло мою прежнюю жизнь.
Этому научил меня Такамацу-сэнсэй. Я умер в возрасте 27 лет».
Ученичество Хацуми продолжалось около 15 лет, вплоть до смерти Такамацу в 1972 году на девятом десятке жизни.
Все эти годы каждую неделю Хацуми из пригорода Токио, городка Нода, приезжал в Канасивабара, откуда, прозанимавшись день или два, вновь отправлялся в столицу, к открытию клиники, где он практиковал. Занятия проходили не только в додзё Такамацу, но и в буддистских храмах как в местах концентрации духовной энергии, в окрестных лесах и полях, и конечно же, у учителя дома и во дворе. Занятия с ним ничем не походили на столь знакомые нам «тренировки по каратэ», проходящие в теплых, уютных помещениях. Все было по-настоящему, без всякой бутафории и условностей. Все было новым и непривычным.
Впрочем, вот слова самого сокё:
«Мастер учил меня от самой первой нашей встречи, до своей кончины. Эти тренировки были невероятными... невероятными... невероятными...
....Например, одним холодным вечером распорядился идти за ним и нести меч. В какое-то мгновение вытащил меч из ножен и побрызгал на острие длинного клинка сакэ изо рта. А был очень холодный вечер. Была действительно жестокая зимняя ночь, только месяц освещал крышу храма Касивабара. Мы молча ходили друг перед другом, когда он неожиданно сказал: "Сейчас нападу на тебя с этим мечом". Схватил меч, поднял его замахиваясь и спросил: "Ты готов?"
Я ответил, что готов.
Меч обрушился прямо на меня и я его схватил. Другого выхода не было. Если бы заколебался, был бы ранен. Это был единственно возможный выбор - без колебаний схватить меч...
...Руки нисколько не были порезаны. Думаю это связано с тем, что Такамацу-сэнсэй очень умело нанес удар. Да и потому что мне было приказано схватить меч, я его схватил. Это было единственное действие, которое подсказало сознание. Стояла холодная зимняя ночь, и когда я своими замерзшими руками схватил меч, клинок его издал какой-то звук.
Меч несложно было перехватить. Более трудно приходилось с копьем, фукуро яри (копье с коротким лезвием). Да, это были добрые старые времена, когда Такамацу-сэнсэй приказывал перехватывать копье, которым он атаковал меня. И я хватал оружие. Через все эти тренировки необходимо пройти...».
Хацуми не раз испытывал глубокую досаду от того, что при всей своей квалификации в боевых искусствах не мог сколь-нибудь удовлетворительно повторить то, что показывал ему старый мастер. Приходилось делать множество фотографий и зарисовок, чтобы потом дома, в Токио, раскладывать по элементам изучаемую технику. Но настоящее понимание пришло много позже:
«...Сначала я делал много записей и фотографий, но, по совести говоря, часто не мог разобраться сам в тех заметках, которые заносил в свою тетрадь. Да и злился, что не могу освоить показанную мне технику, хотя сам был опытным учителем боевых искусств.
Посещая Касивабару в течение года, я захотел овладеть какой-нибудь более высокой техникой, однако ничто не мог освоить еще правильным образом. Так продолжалось два-три года. Конечно, Такамацу-сэнсэй дал мне какой-то свиток, сказав: "Записывать - пустая трата сил и времени". Он говорил мне так несколько раз, но его слова никогда не воспринимались мною серьезно. "Записывание знания - глупое занятие", - повторял Такамацу и учил: "Я что-то знаю, но если запишу это на бумаге, в один прекрасный день кто-нибудь раскроет те знания, которые я записал. Он, вероятно, станет тогда учить. Поэтому, записав свои знания, я сегодня передаю их тебе"...
...Когда я сам понял тщетность попыток сохранить технику с помощью записей, то отказался от тетрадей и стал следовать тому, чему учил меня Такамацу-сэнсей».
Но даже сейчас, когда со смерти учителя прошло тридцать лет, заполненных неустанной практикой, Хацуми кажется, что многое он так и не сумел постичь.
Однажды Такамацу сказал своему ученику: «Ты никогда не станешь мэйдзин (достигший совершенства, мастер), ты навсегда останешься тацудзин (продвигающийся к совершенству, знаток)». И часто повторял ему эти слова.
Вначале Хацуми был огорчен этими словами, потому что воспринял их как: «Ты никогда не станешь мастером». И только потом он уразумел их истинный смысл: «Не достигнуть вершины – значит никогда не дойти до той точки, после которой начинается упадок».




«При каждом удобном случае Такамацу-сэнсэй говорил мне, что никогда нельзя стать мэйдзин, мастером боевого искусства. В лучшем случае можно стать тацудзин или "совершенным человеческим существом". Я был разочарован, когда услышал это. Думал, что это происходит из-за отсутствия таланта, необходимого для достижения мастерского уровня. Такамацу-сэнсэй долго не объяснял, в каком значении он употребляет слово "тацудзин". Но когда годами я обучал своему искусству, то размышляя о мэйдзин и тацудзин, понял их значение. Конечно, пришел к выводу, сколь высоким комплиментом в действительности наградил меня мастер.
Тацудзин - главная предпосылка зарождения всеобъемлющего человеческого существа. О, как тяжело достичь такого уровня развития человека! Это был поистине высокий комплимент и я жалею, что не понял его в то время...
...Думаю, что это важнейший аспект человеческих боевых искусств. Таким образом учил меня Такамацу-сэнсэй».
Еще за 3 года до смерти, Тосицугу Такамацу передал Масааки Хацуми титул "Сокё" - «Верховного наставника» или «Великого мастера» почти во всех стилях, в которых он сам являлся носителем традиции. Это произошло в 1968 г. Такая практика нередко применяется в японских школах боевых искусств, когда продвинувшемуся ученику присваивается более высокий ранг, чем он заслуживает. Это необходимо для того, чтобы ученик, осознавая свое несоответствие столь высокому званию, как бы обрел второе дыхание в своем стремлении к совершенству и сделал все возможное и невозможное, чтобы оправдать надежды, возлагаемые на него.
«Послушайте о том, как однажды Такамацу-сэнсэй сказал мне сесть с закрытыми глазами, погрузиться в себя в комнате, из которой он вышел. Невозможно было услышать его шаги, когда он вернулся, так как мастер был ниндзя, но я ощутил какой-то страх. Я отодвинулся и услышал звук рассекаемого чем-то воздуха. "Что это? Какой-то способ проверки, испытания?" - спросил я себя. Раньше сам слышал от него о чем-то подобном. Сказал себе не паниковать и вновь занял сидячее положение.
Минутой позже я вновь почувствовал необычное ощущение и распластался на татами (соломенном коврике). Снова услышал звук пролетевшего над головой клинка. По форме звуки напоминали дзюдзи ("число 10", знак в виде креста) - комбинацию вертикального и горизонтального ударов меча. После этого я и получил звание сокё».
Такамацу официально передал Хацуми свитки (дэнсё) 9 стилей будзюцу и ниндзюцу, совершив ритуал дэнсё-сики - «Передачу свитков». С тех пор Хацуми Масааки является:

34 Соке Тогакурэ-рю нинпо
28 Соке Гёкко-рю Коси-дзюцу
28 Соке Кукисиндэн-рю хаппо-хикэн-дзюцу
26 Соке Синдэн-Фудо-рю дакэнтай-дзюцу
19 Соке Кото-рю коппо-дзюцу
18 Соке Гикан-рю коппо-дзюцу
17 Соке Такаги Йосин-рю дзютай-дзюцу
14 Соке Кумогакурэ-рю нинпо
21 Соке Гёкусин-рю нинпо

Сам Хацуми оценил это событие таким образом:
«Думаю, что титул сокё или "Великий Мастер", который Вы обычно употребляете, в действительности был присвоен мне авансом, раньше того, когда моя техника достигла высокого уровня. Я иногда поступаю со своими учениками таким же образом...
...За год до своей смерти Такамацу-сэнсэй сказал, что научил меня всему, что знал сам. Всему. Передав мне все, что он знал, мастер исполнил свой долг по сохранению традиции учения, которое наследовал и он сам. Также сказал, что с этого дня и дальше намерен посвятить свое время духовным наставлениям.
Когда учитель сказал это, я почувствовал себя одиноким. Сложный момент моей жизни. Я чувствовал, что еще недостаточно готов к самостоятельности».
В это время у Масааки Хацуми появляются первые ученики, многие из которых до сих пор остаются преданными последователями своего учителя. В то время (конец 60-х – начало 70-х годов) к Хацуми пришли Нагато, Итидзука, Огури, Ногути, Танэмура, Манака и др., а также первые ученики-не-японцы - израильтятнин Дорон Навон и американец Стефен Хайес. Кроме того, в конце 60-х, Хацуми учил и «личную гвардию» Юкио Мисимы, известного своими ультраправыми, националистическими взглядами и великим даром писателя.
«...Одновременно, все, что постигал сам, передавал своим ученикам. То время моей жизни именуется периодом Бякурю. Сначала я был «Бякурю», а затем был назван «Бякурёх» ("Честный Белый дракон"). Ученики, которые занимались в то время под моим руководством, должны простить меня. Едва сам начал понимать какие-то основы, повел себя как учитель».
В 1971 году Масааки Хацуми, уже будучи сокё, решил отвезти своих учеников на встречу со своим наставником. Об этой встрече сокё вспоминает так:
«За год до смерти Такамацу-сэнсэя я подумал, что необходимо увлечь учеников хотя бы внешним видом. Поэтому мы с ними направились в Нара. Все ощущали то же самое - непреходящее чувство благотворения и глубокого уважения. Тэцудзи Исидзука вспоминал, что разговаривая с мастером, чувствовал, как дрожь спускается вниз по позвоночнику».
После смерти учителя в 1972 году Масааки Хацуми стал склонятся к мысли, что настало время познакомить с искусством ниндзюцу всех желающих. Одновременно с этим ему хотелось как-то увековечить имя своего учителя, почтить его память. И он создает свой собственный стиль, основанный на учении девяти традиционных рюха будзюцу и ниндзюцу, назвав его «Будзинкан» - «Дворец Божественного Воина» - в честь своего учителя, «Божественного Воина» Тосицугу Такамацу.
Официальной датой рождения Будзинкан додзё является 2 апреля 1973 года – первая годовщина смерти Тосицугу Такамацу.
В этот же день Масааки Хацуми впервые покрыл золотом статуэтку, изображающую учителя – он сам высек ее из камня. Так он поступает с тех пор каждый год, тем самым оживляя в себе воспоминания о Монгольском Тигре. Такая непреходящая преданность Хацуми своему давно умершему учителю очень трогательная и вдохновенна.




      Буджинкан Хомбу Доджо - централната школа на Масааки Хацуми в Япония.


В самой Японии появление нового стиля никакого бума не вызвало. Первое время у него не было даже собственного додзё и тренировки проходили в тех залах, где преподавали его ученики, каждый из которых имел достаточно высокий ранг в каком-либо виде боевых искусств. Только через несколько лет школа Хацуми расположилась в собственном помещении, которое с тех пор считается Хонбу додзё – «Главным додзё» Будзинкан.
В 70-е годы Масааки Хацуми обозначил преподаваемый им стиль как "Будзинкан ниндзюцу"
С тех пор жизнь Масааки Хацуми неразрывно связана с Будзинкан – выпуск книг, проведение тренировок и семинаров, сьемка учебных фильмов. Вначале он преподавал только в Японии, затем, начиная с 1982 года, в США. А с 1986 года начинают проводится регулярные семинары Тайкай (букв. «большой съезд») по всему миру.
Он написал десяток книг, множество статей, снялся в большом количестве учебных фильмов, посвященных нинпо и будо. Сменил несколько боевых псевдонимов – Бякурю, Бякурёх, Торацугу, Тэцудзан, Хисамунэ, каждое из которых знаменовало новый период в жизни Мастера...
Масааки Хацуми за своим любимым занятием: рисованием и каллиграфией.
Портрет Бодхидхармы и иероглиф "нин", выполненные кистью Хацуми.
Обо всем этом подробно читайте в «истории Будзинкан». А здесь лишь отметим, что Масааки Хацуми все также живет в Нода со своей женой Марико, двумя собаками и кошкой. Детей у сокё нет, но он считает ими всех тех, кого сумел повести за собой по Пути воина. Он много общается с людьми, собирает рукописи по боевым искусствам и старинное оружие, пишет картины и каллиграфии... В 1999 году Масааки Хацуми был награжден Орденом Хризантемы – Высшей императорской наградой Японии за его вклад в культуру страны. Вручал орден член императорской семьи.
Масааки Хацуми – живая легенда боевых искусств, Великий Мастер Будзинкан, великая и замечательная личность, способная увлечь любого своим примером.
И – просто Мастер, просто Человек, который живет полной и счастливой жизнью – такой, какой он сам учит жить всех нас, последователей Будзинкан со всего мира.

 

 

 
 

 

 

 

 

       

 

 

 

Юмио Нава (Масаки-рю)

                        

Юмио Нава е също съвременен майстор на Нин-Джуцу, който преподава открито и пише статии и книги за това загадъчно изкуство. Той специализира в малките и скрити оръжия използвани в Нин-Джуцу, такива като манрикигусари ("веригата на 10 000 хиляди възможности"), джутте (метална палка с предпазител за арестуване), шурикен (метателни остриета), кусари-кама (боен сърп с верига и ударна глава) и др. Негов ученик е американецът Чарлз Грузански, който популяризира през 70-те години на миналия век тези японски бойни изкуства на Запад, и който написа и една книга по темата Ninja Weapons; chain and shuriken; Tutle Martial Arts, 1968.
Повече информация за майстора Юмио Нава и неговата школа вижте по-долния линк (в раздела можете да откриете множество оригинални японски заглавия с анотации на книги и стотии по Нин-Джуцу, Кен-Джуцу, Джу-Джуцу, Айкидо и Карате):      www.robertg.com/yumio.htm

               

Публикация на Юмио Нава в японската преса за Нин-Джуцу и представяне на пълна колекция от антични образци на джутте (метална полицейска палка за арестуване).

                        


 

 

 

Категория: Други стилове на Кунг-Фу и традиционни бойни изкуства | Добавил: Доктора (08.02.2015)
Просмотров: 215 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Меню сайта
Категории раздела
Общи статии [18]
Син-И-Цюан /"Бокс на насочената воля"/ [17]
Ба-Гуа-Джан /"Дланта на 8-те мистични триграми"/ [11]
Тай-Дзи-Цюан /"Бокс на Великия Предел"/ [3]
И-Цюан/Да-Чен-Цюан /"Волеви бокс"/ [1]
Традиционни Кунг-Фу оръжия и др. [15]
Духовна култура, философия, Ци-Гун/Ней-Гун и езотерика [7]
Други стилове на Кунг-Фу и традиционни бойни изкуства [5]
Здраве и дълголетие [6]
И-Ли-Цюан /"Духовен и физически бокс"/ [3]
Кали/Арнис/Ескрима [7]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0